"Дети путина – в особняках, почему они не изъяты?" Украинская журналистка разбомбила Джонсона

Украинская журналистка Дарья Каленюк, едва сдерживая слезы, рассказала британскому премьер-министру Борису Джонсону о реальной ситуации в Украине.

«Женщина из моей команды сейчас находится в Белой Церкви, у нее двое детей. Там находятся российские военные, она очень боится, что ее застрелят. Харьков, город, где я училась, его центральная площадь стала целью бомбардировки. Итак, вы говорите о стойкости украинского народа. Но украинские женщины и украинские дети находятся в большом страхе из-за бомб и ракет, которые летят с неба».

Читайте такжеПрезидент Украины: Обращаемся к ЕС по безотлагательному присоединению Украины по специальной процедуре

«И украинский народ отчаянно просит Запад защитить небо. Они просят о бесполетной зоне. Мы говорим в ответ, что это спровоцирует третью мировую войну. Но какова альтернатива бесполетной зоне? Наблюдать, что наши дети выступают щитом для НАТО, вместо самолетов защищают страны альянса от ракет и бомб? У нас здесь есть самолеты, у нас есть ПВО в Польше и Румынии. У НАТО есть это ПВО. Это ПВО могло бы защитить Западную Украину, чтобы эти дети, эти женщины могли подойти к границе. Сейчас невозможно подойти к границе, там 30 километров мин».

«Представьте, что вы пересекаете границу с младенцем или двумя детьми. Я так рада, что Саманта Пауэр подходит к границе с польской стороны. Пусть она подойдет к границе с украинской стороны и увидит это. Великобритания гарантировала нашу безопасность по Будапештскому меморандуму. Итак, вы приезжаете в Польшу. Вы не приедете в Киев, вы не едете во Львов, потому что боитесь».

«Потому что НАТО не желает защищаться, боится Третьей мировой войны, но она уже началась. И это украинские дети, которые там принимают на себя удар. Вы говорите о новых санкциях, но Роман Абрамович не под санкциями, он в Лондоне. Его дети не в бомбоубежищах, его дети в Лондоне. Дети Путина находятся в Нидерландах, в Германии, в особняках. Почему все эти особняки не изъяты? Я этого не вижу. Я вижу, что члены моей семье и команды говорят, что мы плачем. Вот, что происходит, премьер-министр».