Воспитанник «Сибири» Овчинников рассказал о решении уехать в Канаду

Нападающий системы «Торонто» и воспитанник «Сибири» Дмитрий Овчинников рассказал о том, почему во второй половине прошлого сезона решил подписать контракт новичка с «Мэйпл Лифс».

Расскажите, как по ходу сезона возник вариант с «Торонто»?

— Я был на выезде со «Снайперами», когда в КХЛ началась новая пурга с коронавирусом. Примерно в этот момент мне позвонил Шуми (Бабаев — агент хоккеиста. — Прим. «СЭ») и сказал, что есть вариант уехать в «Торонто» до конца сезона, что мне все оплачивают и что мы сейчас договариваемся в «Сибирью». Я сказал: «Да, без проблем». Тем более что конец сезона наступал уже в марте. Дал согласие, и потом все постепенно-постепенно продвигалось на протяжении полутора месяцев.

Ради поездки пришлось лететь 20 февраля в Хорватию, чтобы проставить прививку — в Канаде котируются только Janssen и Pfizer. После этого вернулся в Россию и ждал две недели, пока придет QR-код. Где-то 8 марта он пришел, и 10-го числа я улетел.

— С «Сибирью» быстро удалось договориться?

— Если честно, вообще не знаю, как происходил процесс переговоров. Я в нем не участвовал от слова «совсем»: не говорил ни с главным тренером, ни с Кириллом Валерьевичем Фастовским. Все делал Шуми. Но я очень благодарен Кириллу Валерьевичу за то, что он пошел мне навстречу и позволил доиграть сезон в системе «Торонто».

— Наверняка же было ощущение, что теряете сезон.

— Конечно, было. Я не играл. Только в ноябре сыграл около шести-семи матчей. Остальное время только тренировался. При этом пытался отгонять эти мысли, говорил сам себе, что нужно работать и прогрессировать даже без игр, что так будет лучше. Если Бог дает мне такой сезон, то он мне нужен. Нужно перетерпеть: где-то физически, где-то морально. Чуть позже поймал себя на мысли, что все нормально. Как случилось, так случилось.

— Был вариант, при котором могли остаться в «Торонто» на следующий сезон?

— Изначально была договоренность с «Сибирью», что я еду в «Торонто» доигрывать сезон и около трех месяцев проведу в АХЛ. Потом в апреле в Канаду прилетел Шуми, и я встретился с ним и с Николаем Антроповым — тренером по развитию. Ник как русскоязычный регулярно разговаривал со мной со дня драфта. Мы сели в ресторане, и Шуми сказал мне, что есть вариант остаться в системе «Мэйпл Лифс» на следующий сезон, что они хотят видеть меня в фарм-клубе, что могу получить шанс в НХЛ, если буду достоин.

Я сказал: «Да, хорошо. Если есть такой вариант, то я готов попробовать. Если не получится — вернусь». Потому что я посмотрел, каково это — играть и жить в Канаде. Мне безумно понравилось в «Торонто». Даже не в плане жизни, а в плане хоккейного быта. Но, видимо, не договорились.